Безумие. Состояние вопроса

Информация » Безумие. Состояние вопроса

Страница 1

Проблема безумия, его этиологии, патогенеза, диагностики и лечения на сегодняшний день достаточно актуальна. Традиционные клинические методы не решают проблем безумия радикально. Сложившаяся на сегодняшний день ситуация не позволяет выполнить самую главную задачу медицины - предупредить заболевание, или хотя бы отодвинуть его во времени, дать пациенту шанс «превозмочь бессвязность и хаос этой экзистенциальной катастрофы» [10]. Безумие содержит в себе определённую истину о человеке, «…изучение аномальных феноменов помогает лучше понять норму» [20]. И даже более: «Психоз…куда больше говорит о человеке, чем так называемая нормальность» [8].

В современных условиях всеобщей транзитивности, о чём свидетельствуют распад ценностного полотна цивилизации, кризис современной культуры, формирование новых форм бытия – бытия в общемировой информационной сети, актуализируются все феномены переходности (апории, антиномии, парадоксы, маргинальность и многие другие). Безумие же, наряду с Корыстолюбием, Гордыней, Праздностью и Ленью во все времена олицетворяло собой в понимании человечества одну из главных фигур пограничного, переходного, маргинального[1] сюжета [15]. Все феномены переходности – краевые пространственные эффекты, обусловленные истощением нормы в удалении от символического центра пространства, и в философском смысле являются онтологически вторичными.

Представляется целесообразным рассмотреть проблему в понятийном поле постмодернизма, для которого термины «пространство», «граница», «переходность», «норма» и «не-норма» являются основополагающими.

Безумие занимает маргинальное положение не только в мире антропологических феноменов – «безумие и безумец …несут в себе и угрозу, и насмешку, и головокружительную бессмыслицу мира, и смехотворное ничтожество человека» [17], но и в трехмерном, жестко структурированном пространстве клинической медицины.

Медицина не всегда была трёхмерной – анатомия и физиология получили статус наук не так давно – в период Реформации. Психиатрия и сегодня является областью медицинского знания, до сих пор не имеющей анатомического измерения, то есть, «не имеющей места». Отсутствует даже сама идея status localis, размещающая бытие болезни с ее причинами и результатами в определённой пространственной локальности. Фактически, психиатрия продолжает оставаться в XVIII веке, то есть в самом начале формирования клинического метода, когда за означаемым (объективной реальностью, в том числе и болезнью) общепризнавалось гораздо больше прав и потенций, чем за означающим (знаком, символом, симптомом). Как пишет М. Фуко, основной вопрос медицины «Что с Вами?» уже к концу XVIII века сменился вопросом «Где у Вас болит?», ставший главным принципом дискурса [16]. С этого времени медицина точно согласовывается с патологической анатомией, предписывающей каждой болезни чёткую пространственную конфигурацию. Симптоматика из мира познания превратилась в способ познания, в результате чего в общеклиническом дискурсе незаметно отодвинулось на второй план, а затем и вовсе забылось, что болезнь – всегда двойная реальность познания и практики, в которой «…счастливо уравновешиваются система природа-болезнь с видимыми, погруженными в невидимое формами, и система время-исход, которая предвосхищает невидимое благодаря ориентировке в видимом» [18]. И только психиатрия помнит об этом всегда, принуждаемая объективной реальностью нарушенной субъективности пациента. Соматика же в течение последних столетий, прошедших со времён Реформации, фетишизировав Симптом, успешно продвигается по пути традиционного внутрипарадигмального системного научного знания. И всё было бы хорошо, если бы внезапно открывшиеся благодаря медицинскому научному познанию особенности человеческого организма (например, различные иммуноизвращения – от дефицитов различного генеза до аллергических реакций, резистентностей, привыканий, идиосикразий, устойчивостей, и т.п.) и проблемы современной медицины (как этические, так и биологические) не показывали нам так явно, что даже самое доскональное познание видимого (симптоматики в её абсолюте) не избавляет нас от вероятности очень скоро вновь оказаться лицом к лицу с невидимым, непредсказуемым, неконтролируемым миром человеческой природы, в котором болезнь, понимаемая как комплекс симптомов и синдромов – лишь временное и достаточно условное сочетание видимых нами форм. Психиатрия же всё это время безмятежно продолжает пользоваться симптомом как средством познания человека. И вопрос «Что с Вами?» в пространстве психиатрии отнюдь не праздный.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Интересные материалы:

Определение межличностного общения
Межличностное общение выступает необходимым условием бытия людей, без которого невозможно полноценное формирование не только отдельных психических функций, процессов и свойств человека, но и личности в целом. Взаимодействие между людьми ...

Понятие толпы. Механизм ее формирования
Люди и отдельный человек, даже не испытывая на себе психическое давление со стороны других, а только воспринимая давление этих других, заражаются их поведением, подчиняются и следуют ему. Разумеется, возможно, и неподчинение, но индивид, ...

Современное состояние научного изучения проблем политического имиджа
В настоящее время наблюдается рост общественного и научного интереса к проблематике имиджа в целом. Об этом свидетельствуют как вхождение категории «имидж» в понятийный аппарат различных наук (психологии, социологии, философии, политологи ...

Copyright © 2019 - All Rights Reserved - www.psychologyland.ru