Эволюционно-историческая концепция личности

Информация » Эволюционно-историческая концепция личности

Страница 3

активация обеспечивала одновременную и полную мобилизацию всех систем организма, что повышало эффективность поведения, способствовало выживаемости отдельных особей и видов. Изложенные взгляды созвучны положениям биологической теории эмоций, разработанной П.К. Анохиным (1949). Эмоционально окрашенная «модель мира» стала тесно увязанной с интеро- и проприоцептивными ощущениями, образовались образно-аффективно-поведенческие комплексы, сохраняющие и поныне свою роль в психике человека. Данные комплексы по-новому сгруппировали и тем самым частично подчинили себе инстинкты. Появилась зависимость реализации последних от психического состояния индивида. Сформировался своеобразный эмоциональный «праязык», хорошо заметный в сообществах приматов. Получили развитие механизмы аффективного (дологического) мышления.

Рассудочно-волевой уровень знаменовал собой качественный переход от аффективной психики животных к психике человека. Его описание представляет наибольшую трудность, поскольку соответствующие переходные формы древних людей не сохранились, а следы, ими оставленные, весьма скудны. Однако, основываясь на работах Л. Моргана (1934), Л. Леви-Брюля (1910, 1922), Б.Ф. Поршнева (1974) и др., мы можем реконструировать и данный уровень психики человека. Его морфологической основой предположительно являются височно-теменные отделы коры больших полушарий головного мозга, ответственные за речевые функции. По всей видимости, первые речевые акты представляли собой второсигнальные эмоциональные реакции, выполнявшие функцию конкурентного затормаживания «естественных», первосигнальных эмоциональных реакций. Таким образом, речь в своем происхождении изначально связана с волей. Изложенное представление перекликается с теорией воли К. Левина (1926). Благодаря рассудочно-волевым механизмам суггестии, стал возможен частичный контроль над эмоциями. Генетическое родство первоэлементов, составлявших язык древних людей, с эмоциональной психикой животных подтверждается наличием непроизвольных сомато-двигательных реакций на значимые слова. Это явление наблюдается на фоне некоторых особых состояний психики человека. Конкуренция, а затем и преобладание вторично-знаковых сигналов над первично-образными привели к становлению рассудочно-волевой психики, способной регулировать истинно целенаправленное поведение. Одновременно с задержками-запретами пошли в ход команды запускающего, разрешающего характера. Весьма вероятно, что по форме такие сигналы первоначально были одинаковыми, а их содержание («поведенческое значение») окончательно определялось только образным контекстом, характером конкретной ситуации общения. Во всяком случае, аналогичные мысли высказывал в свое время академик Н.Я. Марр (1936), основывая их на результатах анализа древних языков. Таким образом, механизмы экспрессивной речи обусловили отсроченное исполнение желаний, превратили человека в изначально организованное и дисциплинированное существо. Рассудочно-волевое пресечение и объединение аффективных реакций предоставило возможность растянуть во времени и сформировать вектор «мотив-цель», что явилось, по словам А.Н. Леонтьева (1972), одним из важнейших моментов становления человеческой психики.

Наконец, высший, разумно-интуитивный уровень (подструктура личности) сформировался в ходе дальнейшего совершенствования речемыслительного аппарата человека. Основным морфологическим отличием современных людей от всех предыдущих форм является преимущественное развитие лобных долей коры большого мозга. «Лобная» психика неоантропа лежит в основе построения культуры и цивилизации. По всей видимости, одним из важнейших моментов этого процесса было явление так называемой контрсуггестии, впервые описанное Б.Ф. Поршневым и В.Н. Куликовым (1971). Контрсуггестия – это способность противостоять внутреннему и внешнему потокам словесного внушения. Сомнение в истинности высказываний, недоверие, неподчинение диктату обычая и ритуала – вот отправная точка того процесса, который привел, в конечном счете, к становлению человека разумного. Это было необходимым образом связано с появлением феномена осознанной лжи, вначале довольно бессмысленной (как у гомеровского Одиссея), затем все более целенаправленной. Ложь привела к возможности многовариантного мышления, основанного на внутреннем диалоге. Установилась своеобразная «двойная бухгалтерия»: различие внутренней речи, адресованной самому себе, и внешней – адресованной другим людям. Такой вывод близок к представлениям Л. Витгенштейна об индивидуальном языке, которые в отечественной философской литературе неверно (с нашей точки зрения) трактовались как разновидность солипсизма. Тяжеловесные механизмы дискурсивного мышления свертываются, и появляется возможность быстрого проникновения в сущность вещей и явлений (понимания, инсайта, догадки, интуиции). Находятся кратчайшие способы решения жизненных задач и оптимальные формы поведения, экономящие время и энергию. Благодаря разуму, человек достигает максимально возможной для него степени объективности, позволяющей, по словам К. Маркса, «относиться к вещи так, как требует сущность самой вещи». Разум и интуиция дают возможность человеку мысленно подняться не только над своими чувствами, но также мотивами и целями, что обеспечивает наибольшую свободу и пластичность поведения. Таким образом, каждый из четырех вышеописанных уровней (подструктур) личности представляет собой эволюционно-исторически оформленную, завершенную, функционально полноценную и в определенной степени автономную систему управления со своей специфичной памятью и образным строем, шкалой и отсчетом времени, горизонтами антиципации, критериями саморегуляции и, наконец, - программами и общей организацией поведения. Различие данных уровней, как было показано, связано в основном со структурными и функциональными трансформациями в нейронных механизмах головного мозга. Правомерен вопрос: как же организуется взаимодействие описанных четырех уровней, их совместное управление целостным поведением? Прежде всего, отметим, что каждый «новый» уровень, надстраиваясь над «старыми», преобразует и ограничивает их возможности, формируя вместе с ними некую целостность. Следовательно, автономия уровней относительна, и, в конечном счете, уступает их единству. Очевидно, что в любой деятельности «работают» все четыре уровня личности, однако степень их участия, вовлеченности в данный процесс различна. Условием эффективной деятельности является доминирование той подструктуры личности, того уровня регуляции, который адекватен ее задачам и целям, ее качественной специфике. Функционирование остальных уровней должно быть сведено к необходимому минимуму, носить латентный или пассивно-отслеживающий характер. Таким образом, принимая существование уровней личности, необходимо принять и поуровневую классификацию типов деятельности. Вполне естественно, что одна и та же деятельность может успешно регулироваться разными уровнями личности; в таких случаях внутренняя картина деятельности будет существенно различной. Рассмотрим подробнее «вертикальные» подсистемы, связывающие различные уровни личности в единое целое (таблица 2). Правомерно выделить два основных типа социальной активности человека: деятельность производства-потребления и деятельность саморегуляции. Каждая из них является двусторонней, в ней человек выступает одновременно в качестве субъекта и объекта, изменяя, как подметил К. Маркс, не только внешний мир, но и свою собственную природу. Производство и потребление (общественных институтов, предметов культуры, природных объектов и проч.) представляют собой два основных канала, определяющих включение личности в общество. В процессе такой активности формируется многоуровневый «образ мира», который совместно со способами (алгоритмами) производства-потребления может быть назван внешней вертикальной системой личности, или, вслед за А.Ф. Лазурским (1922) – «экзопсихикой». С нею тесно связана внутренняя вертикальная система, «эндопсихика», к которой относится многоуровневый образ Я и соответствующие алгоритмы деятельности самоконтроля-саморегуляции. Как видно из таблицы 2, структура двух основных типов деятельности, как и двух основных образных подсистем, является принципиально многоуровневой, что отражает их генезис. Гипотетически внешней и внутренней «вертикальным» системам личности можно сопоставить такие понятия, как сознание и самосознание. Бесспорно, именно они, в их тесной взаимной связи на всех уровнях, обеспечивают целостность человеческой личности, являясь ее основным (сквозным) системным свойством. Подобно отдельным психическим процессам, сознание и самосознание также имеют многоуровневую структуру. Упомянем сходную с нашей генетическую модель сознания, предложенную Э. Джоном (1976).

Страницы: 1 2 3 4 5

Интересные материалы:

Мотивы и тактика конфликта
Мотив конфликта – это внутренняя, побудительная, субъективная сила, подталкивающая субъектов социального взаимодействия к конфликту (мотив проявляется в форме потребностей, интересов, целей, идеалов, убеждений). Мотив причина того или ин ...

Понимание межличностных отношений в психологии
Рассматривая вопрос межличностных отношений, необходимо изучить взаимодействие человека с окружающим миром. В психологии под взаимодействием понимают процесс непосредственного воздействия объектов (субъектов) друг на друга, порождающих вз ...

Специфика деятельности педагога-психолога в учреждении образования
Должностные обязанности специалиста Свою деятельность осуществляет в учебно-воспитательных учреждениях системы образования: детских дошкольных учреждениях, домах ребенка, детских домах, школах, школах-интернатах, внешкольных учреждениях, ...

Copyright © 2019 - All Rights Reserved - www.psychologyland.ru